class="post-template-default single single-post postid-2179 single-format-standard wpb-js-composer js-comp-ver-5.7 vc_responsive">

Связаться

Сексуальное развитие мальчиков. Причины сексуальных проблем у мужчин

Сексуальное развитие мальчиков. Причины сексуальных проблем у мужчин

Итак, что же такое психосексуальное развитие мальчиков?

Это когда вы уже стали взрослым мужчиной и вы безумно хотите заниматься сексом с девушкой, но вместо этого вся ваша сексуальная жизнь ограничивается мастурбации под порно. Либо же вы настолько сильно боитесь девушек и восхищаетесь, робеете перед ними, что вы вообще не можете заниматься с ними сексом. Либо у вас наблюдается преждевременная эякуляция, психогенная импотенция, когда член не стоит, либо же ранняя эякуляция. Либо же вы постоянно залетаете во френдзону, либо у вас есть девушка и у вас есть с ней секс, но он мог быть бы в 4 раза чаще, если бы вы так сильно не переживали из-за размеров своего члена или продолжительности полового акта. И имея такую сексуальную проблему и являясь в целом достаточно адекватным и здравомыслящим человеком, вы даже не можете предположить о том, что это имеет какую-то связь с тем как вы воспитывались с детстве, а оно имеет.

Потому что наша сексуальность — такая буквальная, явная, физическая — это не просто какая то физиологическая функция, это нечто, что самым глубоким, непосредственным образом связано с нашей идентичностью. То есть с нашими представлениями о себе в контексте, в данном случае, мужественности, в контексте половой идентичности: «я — мальчик», «я — мужчина» и в контексте половой роли, то есть насколько вы можете быть активным. А именно эти представления о себе, как и все другие части нашей идентичности, формируются именно во время взаимодействия с воспитывающими нас фигурами, нашими родителями. И психосексуальное развитие мальчиков имеет несколько стадий и там возможны разные специфические задержки на каждой из этих стадий, о которых я вам сегодня буду рассказывать. Но в целом генеральная линия развития и становление мужской половой роли — самое главная трудность, самая главная цель и задача формирование мужественности. Это именно трансформация роли по отношению к главному объекту любви, которым как была мама, так и остается женщина на протяжении всей жизни. Я сегодня рассказываю только про гетеросексуальность, гомосексуальность у нас будет в другом видео.

Первоначально мальчик находится в полностью пассивной роли по отношению к маме, он наслаждается любовью, которую ему дает женщина. И в процессе этого становления должна произойти смена роли на максимально активную — когда вы чувствуете себя смелым, решительным, уверенным, надежным, полноправным и властным мужчиной. И когда вы точно знаете, что ваша женщина может получить огромное удовольствие во время секса и вы знаете, как его доставить. То есть вы являетесь мастером построения любовных и сексуальных отношений.

1 стадия психосексуального развития мальчика: она длится от 0 до 3 лет. Что она из себя представляет? Формирование половой идентичности, которая является сугубо телесной, она знаменуется самым первым событием — это когда в год мальчик понимает, что у него есть член, он учится его как-то идентифицировать в контексте образа своего тела и это сопровождается уже началом ранние ауэтоэротической активности. То есть мальчики постоянно трогают свою письку, любят ее, лелеют, постоянно ее теребонькают. Это очень важный для мальчика процесс, потому что именно таким образом он вписывает свой член, с его выступающим анатомическим характером, в целом в образ своего тела. Также на этой стадии происходит очень важные процессы. Главный, первый объект любви мальчика — это мама. И именно в первые 3 года жизни мальчик находится в очень близких тесных телесных взаимоотношениях с мамой: она его гладит, лелеет, кормит грудью, носит на руках, возможно спит вместе с ним, купает его — то есть это максимально близкий контакт. И это очень важно для мальчика, потому что именно в этот период у него формируется глубинная базовая способность вообще находиться в близких отношениях, свободно делиться эмоциями, быть собой, способность к близкому телесному контакту и способность к тому, чтобы проявлять заботу и быть нежным. Потому что именно вот эти самые ранние, первые идентификации наберет с мамы, которая является и его образцом для подражания, и его объектом любви. Но эта стадия чревата самой ранней и самой, наверное, трагичной задержкой в психосексуальном развитии, которая может произойти в 3 года.

Потому что в 3 года мальчик узнаёт различие полов. Он узнаёт, что есть не только такие люди, как он — мальчики и мужчины, есть еще и женщины, и девочки. То есть у которых типа письки нет, как ему сначала начинает казаться. И из-за этого он начинает очень сильно бояться утратить и свою письку тоже. И здесь очень важно деликатно, просто практически пройти на грани, не сделать ему страх кастрации. Очень многие родители допускают катастрофическую ошибку — они запрещают мальчику трогать свою письку и заниматься мастурбационной активностью. Самое главное, что тут можно сделать — можно объяснить ему, что трогать письку это нормально и это очень приятно, потому что на этом этапе мальчик уже начинает потихонечку использовать это не только как укрепление своего образа мужественности, ну и для того, чтобы просто себя утешить, поразвлечь. Но надо объяснить ему что это нормально, но это очень интимный процесс, который нужно делать только когда никого нет рядом. И вообще, кстати, мальчики и девочки тем больше мастурбируют, чем хуже у них отношения с родителями. Чем больше они одинокие, заброшеные, никому не нужные и потерянные — обязательно тоже учитывайте этот момент. И вот здесь, в 3 года, мама может сделать из ребенка перверта — то есть тех людей, которые являются педофилами, некрофилами, эксгибиционистами, садистами, мазохистами фетишистами и так далее. То есть то, что относится к сфере сексопатологии.

Каким образом должна себя вести мама, чтобы получить перверта?

1) Она должна быть очень грубой, назидательной, страшной, контролирующей, давлеющей и продолжающей находиться в симбиозе с мальчиком. Нормальная, адекватная мать уже примерно к 3 годам потихонечку меняет свою роль и увеличивает дистанцию между собой и ребенком. И вот если этого не происходит, если мать продолжает тотально эксплуатировать своего сына и в эмоциональном, и физическом плане — это такой психический инцест, когда она не может освободиться от соблазна нежить, лелеять его в своей любви и гладить его своей колыбельке. И она продолжает искусственно поддерживать этот симбиоз, то есть не выстраивает никаких границ между собой и ребенком — и мальчик навсегда блокируется в этой пассивной роли младенца перед мамой, когда она делает с ним все что хочет, а он не может сделать против нее ничего. Вот так она его блокирует и из-за этого не только развитие его психики приостанавливается, но и развитие его сексуальности, которое не может выучиться в сексуальное влечение к каким-то цельным объектам — например, мужчине или женщине в случае гомосексуальной ориентации. И она остается именно на уровне каких-то частичных, очень архаичных, отрывочных влечений.

2) Подкрепить у него страх кастрации. Вот один из моих самых первых клиентов — это был садист. И его мама постоянно в детстве именно пугала тем, что она ему отрежет сикунчик. Он постоянно занимался мастурбацией именно из-за того, что он был очень заброшенный, одинокий и никому не нужный, социально неадаптированный — его мама не отвела его в садик. И она была именно очень злобной и контролирующей. И в психоанализе это называют «вагина дентата» — это ранний страх кастрации перед женщиной, что она тебя возьмет и сожрет, она сделает все, что захочет, а ты будешь просто как маленький ребеночек лежать и ничего не сможешь сделать. И она тебя просто откусит всего, она откусит тебе голову, она откусит тебе член, ты умрешь изничтожишься и дедифференцируешься. И вот однажды, он мастурбировал и она его застала за этим делом — и она резала салат. И она сказала: «ПОДОЙДИ НА КУХНЮ!!!». И он сказал: «Хорошо, сейчас я подойду» — и потом, в таком огромном страхе, пришел. И она ему говорит: «Ну что, ты опять трогал свой сикунчик?!» и он говорит «Нет…» — «Я видела, что ты трогал! А ну клади свой сикунчик табуретку!». И она заставила его взять и выложить свой сикучик на табуретку, малюсенький свой сикучик — и она замахнулась над ним ножом и сказала: «Ты еще раз будешь трогать свой сикучик?!» — «Нет, не буду» — «Хорошо, но если я еще раз увижу — я ведь тебе его отрежу!!!». Вуаля, мы получили садиста.

Также есть еще другие примеры. Очень хорошо изучена биография Эда Гейна, это самый знаменитый некрофил. Его мама спала с ним в одной постели — до самого взрослого возраста. У него была такая вялотекущая шизофрения, то есть он был достаточно чудаковатый, социально дезадаптированный тоже человек. И когда она умерла, он несколько дней не мог ничего предпринять — он продолжал спать с ней в одной постели и он не мог ее похоронить. И вот представьте, у него психика в целом осталась неразвитой, а сексуальное влечение-то есть, такой же силы, интенсивности как и у любого взрослого мужчины. И в итоге он занялся сексом с трупом своей матери. После этого ему удалось каким-то образом ее все-таки похоронить. Потом у него был период кратковременного психоза, после которого он начал ходить на кладбище выкапывают трубы пожилых женщин и заниматься с ними какой-то сексуальной деятельностью, после чего он сдирал с них кожу, дома это свежевал и потом делал аксессуары предметы мебели и интерьера, которыми он украшал свое домашнее пространство. И также есть самый знаменитый аксессуар его — это ремень из женских сосков. То есть видите, в его искаженном, больном, воспаленном восприятии это была такая метафорическая форма возвращения этой материнской близости, в его вот этой кожаной и очень тесной и душной коробчонке. Точно также и мама Чикатило макала его лицом в его собственную мочу, маленького Андрюшку, когда он писался ночью. То есть сочетание такого жесткого контроля, давления, назидательтельства плюс страха кастрации делает самых злосчастных первертов.

Так, что еще можно сказать по этому поводу. Да, конечно, это случаи очень редкие, они встречаются не так часто в нашей повседневной реальности — и наверное даже среди моей целевой аудитории, я надеюсь, нет представителей этого уровня сексуальной задержки. Но есть и другая, гораздо более широко распространенная форма. Очень многие мамы никак не могут сменить свою роль по отношению к сыну и они так и остаются гиперопекающими, гиперзаботливыми, гиперлюбящими. У них любовь патологическим образом встает в связку с физической заботой — это все созависимость называется. Когда мама продолжают своих взрослых сынков контролировать о том, как они поели, пописали, покакали, поспали, поиграл он в компьютерную игру или нет, куда он вечером пошел, как он пил, как он работал, сколько денег он заработал — то есть они продолжают контролировать и физиологические, и психические функции, на себя перенимая этот контроль. В результате чего мальчик не может стать мужчиной и он так и остается маменькиным сынком — слабым, безынициативным, бесхарактерным, он сам не может контролировать свою жизнь и клинически это, вне контекста сексуальной жизни, будет выражаться в форме зависимости: алкоголизма или наркомании.

Поэтому вот эту вот близкую дистанцию нужно удлинять и матери нужно отходить в сторонку, менять качество своей заботы и из физической, буквальной и выраженной в поступках любви, делать свою любовь выраженный в гораздо большей степени в форме эмпатии. То есть чуткого понимания эмоций и эмоциональных потребностей своего взрослеющего сына. Но обычно, в нормальной семье, эта ситуация естественным образом разрешается, потому что для такой вот нейтрализации материнской фигуры очень хорошо выступает в качестве роли альтернативы отец, отцовская фигура. Когда мальчик после того, как он узнал разницу полов, он видит маму, он видит папу — он понимает, что он мальчик и он идентифицируется с папой. И он начинает использовать папу как образец для подражания и даже кратковременно папа становится главным объектом любви.

И вторая стадия психосексуального развития мальчиков, это стадия идеальных диад. То есть когда у мальчика абсолютно параллельно присутствуют 2 вида отдельных, независимых друг от друга — относительно независимых — видов отношений: мальчик-мама и мальчик-папа, где мальчик берет очень важные идентификации как с одной, так и с другой фигуры. И как выглядит вот эта идеальная связь мальчика и папы? Мальчик очень сильно нуждается в том, чтобы быть принятым своим отцом, чтобы они вместе дружили, куда-то ходили, были — и папа для него это бог. Есть такая песня, кстати: «Папа может, папа может все, что угодно: плавать брассом, спорить басом, дрова рубить» — и вот мальчик очень хочет быть похожим на своего папу и он ему представляется таким всемогущим, таким классным, таким крутым. И это очень простая буквальная, линейная, бесхитростная и классная любовь. И тут для мальчика очень важны две вещи:

  1. Чтобы папа просто был — многие мальчики вырастают без отца.
  2. Это чтобы папа принимал своего сына.

И вообще одна из вещей, которые больше всего меня наверное удручают в мире, это именно когда я вижу, что вот маленький мальчик, он идет такой вместе со своим папой и его рука где-то высоко-высоко и он так хочет, чтобы папа его просто развеселил или взял на ручки, и мальчик так хочет, чтобы папа сказал ему что-то веселое радостное и обнадеживающее — а вместо этого папы дергают за руку. Короче говоря, отцы совершают такую ошибку, они начинают к своему сыну относиться как к мужчине чрезмерно преждевременно, когда мальчик еще к этому не готов. И начинают на них орать, бухтеть, буравить: «Заткнись, не плачь, ты же мужик!», «А ну пошли, я кому сказал! Давай иди быстрее!». Мальчик начинает плакать и говорит: «Папа, я устал…». А папа говорит: «Давай, не реветь, ты же мужик!». Все, уже пошел блок на этой стадии идеальных диад — когда мальчик видит, что папа его ненавидит, грубит ему и отвергает. Но самая ужасная ситуация, это когда папа своего сына подвергает домашнему насилию, то есть это когда он на него орёт, критикует, оскорбляет высмеивай, стыдит и, не дай бог, бьет. Это приводит к тому, что у мальчика формируется высокоуровневое нарциссическое расстройство личности, он блокируется от папиной фигуры и он не может взять от него большое количество вот этих мужских идентификаций как с образца для подражания. И становится замкнутым и навсегда закованным в своей собственной непрочной роли.

К чему это приводит? К тому, что когда такой мальчик вырастает и становится мужчиной, базис его мужественности очень хрупкий. И несмотря на то, что он даже является полноценным, хорошо развитым мужчиной, он даже может работать, зарабатывать деньги, вести полноценную жизнь и у него может быть девушка, у него может быть секс — он все равно будет сомневаться в своей мужественности и иметь очень хрупкие представления о себе, о том, какой же он мужчина. Вот когда папы у вас не было — я понимаю, что это огромная трагедия или когда папа вас бил это тоже очень неприятно — но все равно есть выход из этой ситуации. И вы всю жизнь можете чувствовать, что у вас есть как бы немножко пустоты в этом месте. Но все равно вы можете попробовать создать более крепкий и уверенный образ своей мужественности именно за счет чего? За счет того, чтобы понять, что вообще идеального мужчины не существуют. Мужчины нужны разные и мужчины бывают разные. И то, какой вы есть — это уже и есть мужчина, и уже по факту этого самого это и есть мужественность. И как правило у таких мужчин, у которых патологии идеальных диад по папе, у них все нормально было с мамой. Поэтому они могут строить отношения с девушками, у них есть девушки и у них есть секс. В сексуальной жизни это проявляется в том, что они переживают постоянно из размеров своего члена, из-за продолжительности полового акта, «А кончает она или нет? Могу я доставить удовольствие или нет?». А вне сексуального контекста это проявляется в том, что вы чувствуете себя нерешительным, недостаточно смелым, недостаточно мужественным. Очень много тревоги по поводу будущего возникает и вы все время сомневаетесь, боитесь, вы думаете: «Смогу ли я справиться или нет? Нормальный я мужчина или все-таки какой-то лошок?». То есть у вас есть какие-то омежные замашки, когда вы сами себе вставляете палки в колеса.

И вот здесь еще очень хорошо может помочь именно женщина, ваша подруга, ваша партнерша выйти вам из этой ситуации. Девушки, даю для вас ценнейший совет — что нужно делать, если ваш парень такой. Значит, смотрите: он сомневается, колеблется и ему кажется, что он не справится. В этот вот зыбкий момент нерешительности ни в коем случае не берите инициативу на себя! Не становитесь сами такой альфачкой, фронтовичкой-разведчицей, которая сама первая возьмет на себя инициативу в принятии решений, пойдет все сделает, пробьет — и в итоге, короче, вы станете такой ломовой лошадью-тягалой. Нет, вот тут, именно в этот момент, когда кто-то на себя берет — вы не берите лидирующую позицию, а просто продолжайте сидеть. То есть как вот в этих сермяжных, традиционалистских советах дают рекомендации о том, что вот мужчина это голова, значит, у нас, а женщина — это у нас шея. Вот вы и должны быть шеей, то есть он первый — а вы всегда за ним. Вот куда он, вот всегда за ним, такая жена-декабристка, очень верная, очень любящая. С чемоданами сидите готовыми, вот на этих чемоданах — но сидите такая и вы хлопаете глазками, «я всего лишь тыл» — и очень верный, очень надежный и безопасный тыл.

И когда он точно знает, что вы его не закритикуете, не зачморите, всегда примите и самое главное, ему дана полная свобода принимать решения по поводу того, какой будет ваша жизнь, какое будет времяпрепровождение и какая форма благополучия будет выбрана им для вашей семьи — и в этот момент он поймет, что есть много вариантов, как действовать. И он выберет какой-то один вариант — а вы идите за ним. Если у него не получится, ни в коем случае его не критикуйте, не говорите «Вот ты оладух, шланг, мямля, тюфяк и вообще просто какая-то безобразная омежка! Зря я за тебя замуж вышла!». Нет, вы говорите: «Ничего страшного, просто не получилось, потому что ….». «Просто не просто не получилось, бывает, попробуй какой-нибудь другой вариант». И в следующий раз, когда он попробует какой-то другой вариант и у него получится — вот тут его надо подкрепить. То есть вы просто за ним молча ходите и все принимаете, а это он сам бегает на разведку, суетится, стимулирует свою активность. Но если она оказывается удачной, вот тут можно ему сказать: «Какой ты мужественный, надежный, сильный, умный, смелый». Потому что если вы выбирали его и вы вышли за него замуж, вы доверяете его собственной форме индивидуальности, благодаря которой только он будет решать, какой будет ваша жизнь. И когда вы его похвалите за то, что у него удачно получилось, он запомнит это как похвалу, которой он может пользоваться дальше для того, чтобы повторять этот фокус многократно. И таким образом его мужественность разовьется.

Следующее, что мы с вами разберём — это идеальные диады между мальчиком и мамой. Эта диада называется идеальной именно потому, что именно как раз в этот период у мальчика формируются абсолютно бесхитростные, беззатейливые, очень простые, нежные, доверительные отношения с родителями, которые очень похожи на какую-то простую, чистую мелодию из каких-то буквально 3 нот — но очень ясную. И любовь мальчика к своей маме на этой стадии похоже на — помните, он нам всем знаком, вот этот вот никогда до конца не обретенный и утраченный, навсегда такой зыбкий, нежный, теплый, очень ясный, светлый образ, такой любимой мамочки, когда она ещё была той самой молодой, звонкой, веселой, такой тоненькой в каком-то полупрозрачном развевающемся платье, очень нежной. Ее волосы немножко были так растрёпаны на ветру, ее голос был самый теплый и только когда ты заболел она могла спеть тебе ту самую незабываемую колыбельную, когда ты просто растворялся в ее любви, и самый вкусный обед, и самые нежные объятия. Вот такая любовь между мальчиком и мамой.

И абсолютно природная задача мамы на данной стадии — это просто генерить максимум нежности по отношению к своему ребенку и да, он все равно еще продолжает находиться относительно в пассивной роли по отношению к маме, но тут в противоположность предыдущей стадии, когда этот характер их взаимоотношений прям сугубо конкретно телесный, то здесь мама уже, ее основная роль и задача, это будет проявлять заботу и нежность по отношению к ребенку но в плане его эмоциональных потребностей. Когда ему грустно она его утешает, когда он боится она его успокаивает и обнадеживает, когда ему весело — она его понимает и разделяет его радость вместе с ним. Когда ему что-то интересно — и ей интересно это тоже. Когда он ей что-то принес и она его хвалит. Когда у нее есть блеск в глазах по отношению к своему сыну. И когда она точно, безапелляционно, нагло верит, что у него в жизни все получится и он будет самым лучшим мужчиной. Вот это вот святая, восторженная, просто непрекращающаяся похвала и восхищение своим ребенком.

И я не знаю, что происходит с мамами которые бьют своих детей, но есть такие мамы, которые постоянно своих сыновей критикуют, орут на них, предъявляют к ним какие-то жесткие требования и они являются невероятно жестокими. И тогда в этом случае мальчик может заблокироваться на этой стадии идеальных диад по маме. И вообще это естественно для мамы на этой стадии испытывать нежность, наслаждаться ей, то есть по нескольку раз в день принимать серотониновые и окситоциновые ванны. И когда мальчик тоже проявляет какую-то активность по отношению к ней — то есть когда он уже набрал идентификации с папой, это называется оценочной селективной идентификацией — и потом пришел принес их маме, она их отзеркаливает. То есть она говорит: «Какой ты классный, какой ты умный, какой ты благородный, какой ты верный, какой ты надежный какой ты преданный, какой ты интересный» — и за счет этого все эти его черты они расцветают и обогащаются новыми красками.

Но если она этого не делает, то что происходит с таким мальчиком, который вырастает? Это у нас получится рыцарь. То есть это будет идеальный вообще парень, но у которого будет постоянно что-то не получаться с девушками. Как раз-таки вы будете залетать в френдзону, потому что вы будете чрезмерно хорошими таким и отношение к девушке у такого парня остается немножечко как к небожительнице. То есть это такое восхищение, преданность трепет и лепетание в присутствии девушки, когда ты очень любишь ее, очень хочешь, очень сильно восхищаешься — и что-то постоянно мешает. Если вдруг секс случится, но к девушке все равно как бы нет доступа, то тогда это будет сопровождаться преждевременной эякуляцией, то есть это когда эякуляция наступает еще до начала полового акта. Либо ранней эякуляцией — когда эякуляция наступает вскоре после начала полового акта. Либо же психогенной импотенцией, то есть когда вообще не наступает эрекция в присутствии этой небожительницы. И в данном случае такие парни начинают себя очень сильно треклято ненавидеть, постоянно негативно оценивать и говорить, что они какие-то тюфяки, неудачники и чтобы все очень сильно плохо. Но в данном случае нет как раз-таки ничего плохого в том чтобы посидеть в этой френдзоне, потому что для того, чтобы перейти к полноценным взрослым сексуальным отношениям с девушками, которые буквально пропитаны, пронизаны уже сексуальным контекстом, вам нужно еще немножечко подрасти, то есть вам надо набрать именно вот этих идентификаций с женщиной вне сексуального контекста. Потому что это нежные, но не сексуальные отношения.

И здесь вы полностью можете решить эту проблему именно тем, что вы найдете себе женщин которые могут быть даже чуть постарше чем вы, с которыми вы будете просто плотно общаться и которая — женщина — будет вами восхищаться, она будет вас хвалить, она будет вас уважать, она будет вас принимать, ценить, позитивно оценивать ваши мужские качества и называть их словами — для того, чтобы вы могли полностью расслабиться, расправить крылья или хотя бы просто их обрести. И для того, чтобы вы могли себя чувствовать очень свободно и расслабленно во взаимоотношениях с девушкой.

И вот у меня очень часто спрашивают: возможна ли дружба между мужчиной и женщиной? Раньше, честно, я думала, что нет, потому что мне казалось, что все равно всегда какая-то подложка двусмысленного, неоднозначного, интригующего флирта, чего-то такого обязательно должна присутствовать, потому есть мужчина, есть женщина — там возможен секс. Но сейчас я поняла, что да, действительно, дружба между мужчиной и женщиной возможна — это именно когда мальчику не хватает вот этих идентификаций с женщиной и произошла патология идеальных диад по маме и ему еще нужно побыть, подружить с какой-то благосклонной женщиной — не важно, кто это будет: тетя, бабушка, крестная, одноклассница, одногруппница, подруга. И когда вам удается найти себе женщину, у которой есть комплиментарная настроенность по отношению к вам в этом плане, которая готова вам это давать, которая тоже, возможно, хочет потренироваться в каких-то отношениях с мужчинами. И выше своей головы вы не прыгните — пока вы не пройдете эту стадию, вы не сможете перейти на следующую.

А следующая стадия — это уже Эдип, то есть это когда появляются сексуально заряженные и амбивалентные эмоции по отношению к маме и папе — и две эти идеальные диады складываются и объединяются в треугольничек, триадную ситуацию. Эдип — это условное, до некоторой степени метафорическре обозначение той ситуации, которая складывается в эмоциональной и сексуальной жизни мальчика примерно на уровне 6 лет. Когда уже набрав индентификации с папы и прочувствую свою мужскую идентичность — и уже даже сформировав какой-то свой маленький образ мужественности, набрав идентификацией с мамой и получив с ней достаточно продолжительный, теплый опыт близких доверительных взаимоотношений, внимания, похвалы, восхищения, эмпатией с ее стороны, он становится обладателем настолько детализированной оснастки, благодаря которой он уже может сменить характер своего отношения к маме. И он также сильно по-прежнему продолжает ее любить, но здесь преобладает уже характер активной любви по отношению к маме, когда он именно хочет, чтобы она ответила ему взаимностью, он хочет получить от нее поистине любовное признание.

Но эдипальный период очень сильно отличается от стадии идеальных диад тем, что если тут все эмоции очень элементарные, простые, бесхитростные и еще во многом детские — то здесь они становятся амбивалентными и максимально заряжеными как по своей интенсивности, так и по своей неоднозначности. Потому что здесь, наряду с сильнейшей любовью и желанием быть признанным и чтобы на эту любовь ответили взаимностью, мальчика раздирают эмоции обиды за то, что его не признали, чувство уязвленной гордости, чувство ревности по отношению к маме, чувство зависти по отношению к папе, чувство страха и чувство вины за то, что он так плохо поступает по отношению к своему отцу и чувство страха за то, что об этом узнают и его накажут. И это уже называется так называемый поздний страх кастрации. Если ранее страх кастрации — «вагина дентата» — это страх со стороны мамы, то тут это страх со стороны папы, более могущественной отцовской фигуры. И если вдруг на этой стадии ребенок задержится — мальчик — то потом это будет невротик.

И что нужно, чтобы произошло, для того, чтобы он на этой стадии задержался? Здесь нужно, чтобы произошли какие-то особые специфические события в его жизни, которые нанесли бы ему психологические травмы и поставили бы ему мозгу в психике зарубочку на то, чтобы эта любовь осталась очень сильной и очень неразделенной. Это, например, может происходить в тех ситуациях, когда мама уехала и оставила его, когда мама подвергала ребенка пренебрежению, либо когда мама изменяла папе и у нее были любовники — то есть она любила кого-то другого, кого-то третьего. Либо когда мама вышла замуж за отчима и она не поняла, что мальчик ревнует, завидует и любит ее сам. Или если мама очень сильно любила своего мужа мудака какого-нибудь, алкоголика, который ее бил и унижал и она его терпела, и она любила именно его. А мальчик себе нафантазировал, что вот он маму любит и он хочет ее спасти. То есть невротик-мужчина — это человек, который постоянно будет попадать в какие-то любовные сценарии. И когда во взрослой жизни его будут возбуждать и резонировать в его душе именно что-то, что напоминает ему ставшие бессознательными вот эти вот очень романтически-трагические сексуально- нежные констелляции. И он всегда будет стремиться воспроизводить именно ту же самую ситуацию, которая была в его детстве.

Как будет выглядеть такой мужчина-невротик? Это будет носитель чрезвычайно богатой и детализированной идентичности, у него будет огромное количество хобби, его образ в целом как личности будет невероятно изящно прописан. То есть это может быть человек, который прекрасно разбирается в музыке и литературе, у него очень богатая профессиональная идентичность, он имеет работать и зарабатывать деньги, у него есть много друзей-мужчин. То есть в целом полностью абсолютно психически нормальный, здоровый, адекватный, даже очень классный, прикольный человек может быть — умный, красивый, интересный, дружелюбный, верный и надежный, всякий разный. И он будет сам может это знать о себе. И он будет выглядеть со стороны как бы как такой полный шарик, у него не будет никаких пустот в идентичности. Но если посмотреть снаружи, то у него будет как бы такая маленькая точка — вот эта проблема в отношениях с девушками. И если глубоко копнуть, то это будет очень как будто тонко и глубоко, иглой вонзенный пробел — и вот тут он будет абсолютно теряться. Это будут неисправимые романтики. Во взаимоотношениях с девушкой он выглядит тоже как будто от него просто мощнейшим зарядом исходит вот эти те самые амбивалентные чувства — любовь, желание быть любимым с сексуальным подтекстом, но тут же будет постоянная обида, досада, чувство уязвленной гордости. И он постоянно будет в отношениях с девушками выдумывать себе какие-то такие любовные сценарии, которые будут просто похлеще чем романы.

Например, если мама изменяла папе, он найдет себе ту девушку, которая будет изменять ему. Если мама уехала из семьи — то он будет находить именно тех девушек, которые будут уезжать. Если мама любила мудака, то он влюбится обязательно в замужнюю девушку и будет любить ее. Я однажды общалась с таким парнем, когда я была свободна, мы просто дружили и он меня типа не любил. Но как только я начинала встречаться с каким-нибудь парнем, то у него запускался вот этот механизм и я становилась для него чрезвычайно желанной и вот знаете такая ситуация типа «не хочу, не буду» — и потом раз! и когда происходит совпадение каких-то условий, это все запускается этот каскад эмоциональной схемы. И он уже томится просто как шампиньончик в сливочном соусе в этой своей любовной истории, которую он сам и придумал. И она будет сугубо романтического характера, пронизанная пафосом духовным богатством и таким состоянием «черт меня побери». И в то же самое время нормальные просто отношения с обычной девушкой он построить не сможет — потому что ему это будет неинтересно, потому что его именно так прощупали на эти индивидуальные формы любви-ненависти, что им нужны именно специфические условия для того, чтобы его взбудоражить. И только когда он будет встречать что-то похожее, он будет чувствовать, что он любит, потому что в нем будут сильные эмоции запускаться.

От этого избавиться можно только одним образом — это осознать, осознать те чувства болезненные, которые он испытывал в детстве: чувство обиды, чувство любви и чувство того, что его не любят и грусти из-за этого и жажды того, чтобы быть гиперлюбимым. И нужно также осознать те специфические убеждения, которые у него сформировались в результате этого. Например: «Я очень сильно люблю ее», «Какая она», «Она не полюбит меня, я ей не нужен, я обречен быть несчастным и купаться вечно в этой любви». Выявить их, осознать, оспорить, расстаться с ними в процессе болезненного переосмысления — это называется процессом траура. И после этого такой мужчина уже может выбрать себе независимый, свой собственный, индивидуальный объект уже своей собственной единичной и вне контекста какой-то то истории, которая случилась у него в детстве. Про это у меня будет отдельное видео, как выйти из любого сценария, где я буду рассказывать про наше все — Ивана Сергеевича Тургенева, который попал в этот любовный сценарий, находился под ним всю жизнь, все его книги были написаны об этом — и, о боже, до конца своих дней он так ничего этого не осознал. На самом деле, это не так то уж и легко, потому что ну никому не может прийти в голову — хотя эта связь очень очевидная, потому что она довольно дикая и немножко поехавшая. Но в данном случае Фрейд был прав.

В следующей статье я буду вам рассказывать про то, как вы можете, если вы мужчина, преодолеть свои сексуальные проблемы: то есть избавиться от ранней, преждевременной эякуляции, психогенной импотенции, переживаний по поводу размера длины своего члена, продолжительности полового акта. И мы будем прибегать к статистике для того, чтобы все было объективно. Те самые 15 сантиметров)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обо мне

Врач-психиатр и психолог-психоаналитик Евгения Стрелецкая делится знаниями из области психоанализа, психиатрии, когнитивно-поведенческой психотерапии, которые вы можете применять на практике для того, чтобы улучшить свою жизнь, отношения с близкими, и решить свои психологические проблемы.

Связаться

×