class="post-template-default single single-post postid-2340 single-format-video wpb-js-composer js-comp-ver-5.7 vc_responsive">

Связаться

ДЕПРЕССИЯ: ЛЕЧЕНИЕ на примере клинического случая

Однажды у меня был клиент, которому я очень очень сильно изменила жизнь — и он повлиял на мою жизнь тоже. Это был абсолютно единственный клиент в моей практике, который разрешил мне рассказывать абсолютно всю информацию о том, как проходила наша с ним психотерапия.

И мотивация для такого поступка как раз была его депрессия — он считал себя настолько посредственным обывателем, а свою жизнь настолько никчемной и бессмысленной, что разрешил мне рассказывать информацию о нем. Он таким образом хотя бы чуть-чуть хотел принести благо обществу и обрести смысл, значительность, ценность своей жизни. И я хочу сказать, что вам очень сильно повезло, потому что благодаря нему, рассказ о депрессии уже не будет таким сухим, неудобоваримым, нудным и в таком теоретическом исполнении. И мы с вами будем звать этого клиента Иван.

Сегодня расскажу вам все то, что мы с ним делали. У него была депрессия средне-тяжелой степени тяжести. И буквально незадолго перед тем, как снимать это видео, я специально встретилась с ним и он рассказал мне, что ее вообще нет. Депрессия? Он уже не помнит, что такое такое. С трудом вспоминал депрессивные мысли, которые у него были. Короче, он чувствует себя прекрасно, очень счастливым человеком, который наконец-то перевалил через этот рубикон. Или человеком, который наконец-то выполз на сушу, уже крепко твердо стоит двумя ногами на земле. И поэтому сегодня уже скажу про такую успешную, удачную работу схемы с ним. Но самое первое, что хочу, чтобы вы понимали — конечно же, что депрессия это не просто какое-то непонятное состояние, какая-то болезнь. Депрессия — это очень-очень глубокая яма, в которую можно попасть.

И вот, смотрите, что же мне рассказал наш Иван на первом сеансе, когда он только ко мне пришел. Как он попал в эту депрессию, что его туда завело, что он попал на это дно. В его жизни происходил ряд негативных событий: его папа был алкоголиком и маленькому нашему Ивану каждый день приходилось в детстве видеть, как его папа орал, закатывал безобразные сцены, у него был искаженное лицо, он мог описаться, блевануть и это было просто отвратительно. Между ними никогда не было близких отношений. Мама нашего Ивана постоянно чморила, внушала ему чувство вины и запрещала ему выражать злость. И он помнит, что когда он уже был маленький, он игрался со своими игрушками, он чувствовал себя плохим, ужасным человеком, чудовищем, самым виноватым в мире и заслуживающим всего только самого плохого, потому что он только что, недавно позлился — то есть ему сломали в очень раннем детстве этот механизм злости и чувство вины и вся злость у него проецировалось. То есть вся агрессия, которую он испытывал, которую он получал извне, он не мог просто так свободно выражать. Он вынужден был поглощать ее все больше и больше, становясь все более более плохим и напитывался ею. Также у него была бабушка, с которой они все жили вместе и эта бабушка готовила ужасные, безобразные, отвратительные блюда, которые он вынужден был есть. Которые были противны и похоже на такие блюда, которые приготовили свиньям в хлеву, которые могли, например, одновременно содержать картошку и вареники, и пельмени, и макароны — и вся эта еда была очень вредная. В результате этого у него возникло ожирение. Также его в детстве не приучили чистить зубы, мыться. Его семья была довольно-таки материально необеспеченная и он ужасно одевался. Плюс к этому ожирению у него отсутствовали социальные, коммуникативные навыки, в результате чего, конечно же, в школе его подвергали буллингу.

Потом, по мере того, как его ожирение продолжало у него сохраняться, у него еще возникла гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, то есть у него постоянно была изжога, ощущение першения вот тут вот в горле, он очень часто болел и у него был препятствие для глотания. Все это было очень неприятно, он вынужден был пережить операцию. На тот момент, когда он ко мне пришел, он уже похудел и у него был абсолютно нормальный вес, кстати. Но в молодости, за счет того, что у него было такое большое количество проблем, он не мог получать социальную тренировку в плане общения с девушками. И на тот момент, когда он меня посетил, ему было 26 лет, но у него никогда в жизни не было никаких отношений с девушками, никогда не было секса. Плюс к этому он работал на той работе, на которую его устроила мама и он работал за копейки. У него появилась возможность переехать от родителей, но вынужден был жить в ужасно бедной каморке, это какая-то была очень маленькая квартирка, которая принадлежала его родителям. Смотрите, какой огромный путь негативных событий, их действий он имел для того, чтобы оказаться именно в этой точке.

Вы можете возразить и сказать, что у нас полстраны так живут, вот, но у них почему-то нет при этом депрессии. А вот сейчас давайте я вам объясню на нейробиологическом уровне, что происходит в мозге депрессивного человека и почему он сталкиваясь, например, с негативными событиями впадает в депрессию. Посмотрите, у нас есть головной мозг, который в общем-то и представляет из себя морфологический субстрат нашей психики. То есть это то, что мы думаем, все то, что мы чувствуем, всё то, как мы себя ощущаем, то, кем мы себя мним — это все лежит в головном мозге. Который состоит из нервных клеточек, из нейронов. Первоначально, когда человек рождается, у него эти нервных клеток — просто очень-очень много, но они совершенно никак друг с другом не связаны. Но когда с человеком происходит какие-то разные события, то они приводят к тому, что эти нейроны разрозненные образуют между собой связи и они объединяются в нервные пути. Это как бы такие рабочие схемы, рабочие группы нейронов, которые нужны для решения определенных повторяющихся ситуаций и тех или иных проблем, с которыми мы сталкиваемся в жизни. И если у человека в жизни происходит очень много радостных событий, это событие часто повторяющиеся или это очень сильные события — например, первый поцелуй с девушкой, мама обняла, ты постоянно получаешь пятерки, тебе говорят все, что ты самый лучший — то в головном мозге такого человека формируется большое количество нервных сетей, нервных цепочек, которые отвечают за радостные события.

И посмотрите — у людей, которые все время по жизни очень оптимистичные, счастливые и уверенные в себе, у них этих рецепторов очень-очень много, просто у них вся мембрана утыкана этими рецепторами. Таким образом получается, что у людей, у которых есть депрессия, у них этих рецепторов, наоборот, очень-очень мало. И получается, что у людей, которые склонны к депрессии, что же происходит в их головном мозге? Во-первых, у них нервный импульс по счастливому нервному пути бежит очень медленно и неохотно, с затруднениями. И все антидепрессанты, которые существуют в мире, они все направлены либо на то, чтобы вот этих вот молекул сделать больше — то есть, имитировать их, скажем так, структуру, то есть заменять собой дофамин и серотонин. Либо на то, чтобы делать этих рецепторов больше и помогать проникновению этой молекулы в клетку, либо же на то, чтобы делать — это ингибиторы обратного захвата серотонина, например — делать так, чтобы вот эти вот молекулы подольше вот тут вот сидели и обратно отсюда не всасываясь и не убегали.

А 2-й фактор, почему депрессивные люди несчастные — это как раз потому, что счастливых событий в их жизни было очень мало и счастливых нервных путей у них тоже мало. Но зато в их жизни было очень много негативных, пренеприятных, огорчающих событий, которые вызывали чувство униженности, беспомощности, чувство ненависти к себе, негативный опыт. В результате чего сформировались черные, мрачные, депрессивные, очень-очень неприятные нейронные пути, которые отвечали за восприятие негативного опыта. И получается, что сейчас вот с таким вот мозгом депрессивный человек у нас есть. У него совсем мало нейронных путей, которые отвечают за счастье. По этим нейронным путям, которые отвечают за счастье, у него импульс бежит очень медленно, слабо. Но есть огромное количество нервных путей, которые отвечают за восприятие негативного опыта. И что же нам делать для того, чтобы все это изменить?

У нас существует ряд процедур. Во-первых, нам надо ускорить бег электрического импульса по нейронным путям и для этого нам нужны антидепрессанты. Во-вторых, для того, чтобы сделать больше нейронных путей, которые отвечают за счастье, нам нужно делать планирование деятельности. Сейчас я вам и буду рассказывать как раз на примерах планирование деятельности. То, что я вам рассказываю, это научно доказанные методы лечения депрессии. Также для того, чтобы сделать этих нервных путей больше, снимать физические симптомы депрессии, нам поможет медитация, по этому будет отдельное видео. И, наконец, нам надо убрать вот эти вот негативные несчастные нейронные пути, черные, меланхолические, мрачные, удручающие. А это мы делаем при помощи того, чтобы поменять мышление человека и избыть, изжить его негативный опыт. Для этого нам служат методы, которые меняют мышление человека — это когнитивная реструктуризация, катастрофический сценарий и бихевиоральной эксперимент. Не бойтесь этих страшных слов, во всех подробностях это буду объяснять.

Вернемся к Ивану. Что с ним произошло? Большое количество негативных событий в его жизни, а также биологическая предрасположенность в виде маленького количества рецепторов дофамина и серотонина, то есть генетическая склонность к депрессии, привели к тому, что на момент, когда он ко мне обратился он находился в депрессии где-то степенью между средней и тяжелой. И у него было большое-большое количество негативных мыслей о себе: «я хуже всех, я неудачник, я мерзкий тип, я просто себе ненавистен». Он очень жестко отрицал свое тело, не принимал его, он относился к себе с ненавистью, отвращением, даже не мог практически нормально разговаривать со мной и настолько он себя не принимал. Негативные мысли о людях: «все люди меня отвергнут, они ненавидят меня, они настроены ко мне негативно». Негативные мысли о будущем: «я умру в 40 лет, я буду постоянно болеть, мне ничего хорошего не светит. У меня никогда не будет девушки, я полный неудачник. Моя жизнь настолько сильно не имеет смысла, что когда умру — обо мне даже никто не вспомнит!». И все это мы должны были с ним изменить для того, чтобы вывести его жизнь опять на нормальный уровень, чтобы у него никогда не было депрессии — только не опять, а вообще впервые в жизни. Потому что, по сути, никогда в нормальном состоянии он не был. У него всю жизнь был хронически сниженный уровень настроения, то есть по сути он находился в дистимии и был несчастным глубоко.

И первое, с чего надо начинать — эта минутка теории. Да, сейчас у нас такая будет. Первое, с чего надо начинать такое лечение — это обязательный прием антидепрессантов. Итак, антидепрессанты. Депрессия у нас бывает лёгкой, средней степени тяжести и тяжелой. При легкой депрессии, которая является по сути, дистимией, то есть депрессулечкой, никакие антидепрессанты не нужны. Потому что это легкая депрессия возникает в силу определенных обстоятельств — если вы расстались парнем/девушкой, надо просто пережить это. Если у вас возникло эмоциональное выгорание — вам надо просто отдохнуть. Если вы переехали в какую-то другую страну, то вам надо к этому привыкнуть. Если у вас невротическая депрессия — надо перестраивать отношения с родителями. Тут никакие антидепрессанты не нужны. Но вот если у вас депрессия средней степени тяжести или тяжелая, то прием антидепрессантов обязательно необходим.

Вот посмотрите — депрессия, как ее характеризовал Иван: это как будто ты находишься на дне ямы или сидишь на дне какой-то бочке. И для того, чтобы тебе из нее выбраться, надо чтобы определенный уровень воды накопился и чтобы ты постепенно поднимался-поднимался-поднимался и потом мог бы выплеснуться из этой бочки. И вот когда этих рецепторов очень мало и когда в жизни очень много событий плохих, это все как будто придавило плитой и невозможно выбраться из этого. И как раз именно эти антидепрессанты дают самый первый пинок и они дают именно самый первый стимул, они дают именно ту самую энергию, которая необходима для того, чтобы начать действовать. И они способны вывести уже где-то из 25% депрессии, то есть они помогают проделать этот путь наверх. Поэтому если у вас депрессия средней степени тяжести или тяжелая, вам обязательно, совершенно, категорически необходимо принимать антидепрессанты.

Теперь, как принимать антидепрессанты или какие. Для того, чтобы принимать антидепрессанты, нужно пойти к врачу-психиатру. И обычно тут все начинают бояться, потому что огромное количество негативных убеждений каких-то: к психиатрам ходить страшно, они поставят на учет, они положат в психушку. Надо ли бояться психиатров? В принципе да. Психиатров бояться можно и относиться к ним нужно с осторожностью, но не ко всем. Вы можете выбрать себе платного частного психиатра, сходить к нему на один прием. Это будет стоит не очень дорого. Это обязательно надо сделать, потому что антидепрессантов существует огромнейшая-огромнейшая куча, и количество вам нужно индивидуально подобрать себе. И никто в мире не знает — ни я, ни тем более вы, только врач-психиатр знает по совокупности именно сугубо ваших индивидуальных симптомов, какой именно вам антидепрессант пойдет лучше всего. Потому что они бывают противотревожные, активизирующие, усиливающие когнитивные способности, способствующие похудению, улучшающие сон или снижающий, или, наоборот, увеличивающие активность, подходящие в более пожилом или в более молодом возрасте. И у этих психиатров есть специальные таблицы, при помощи которых они сводят всю информацию, которая они от вас получили и назначают вам подходящий антидепрессант.

Теперь по поводу того, что антидепрессанты принимать очень-очень опасно или плохо, у них существует огромное количество побочных эффектов. Действительно, существует, но только у очень очень старых антидепрессантов, которые были изобретены только 120 или 100 лет назад. Но сейчас, нынешние, современные антидепрессанты, они уже являются очень-очень эффективными, достаточно безопасными, с маленьким количеством побочных эффектов, после которых даже не возникает синдрома отмены. То есть если вы их пили, а потом перестали пить — то вам после этого плохо не станет. Но вам ни в коем случае нельзя просто методом тыка брать и перебирать и пить всякие разные антидепрессанты в надежде, что вы сами подберете себе свой собственный. Лучше один раз сходить к такому частному психиатру, а именно они несут, во-первых, личную ответственность. Во-вторых, они материально заинтересованы именно в том, чтобы получше выполнить свою работу, — потому что они работают сами на себя — и поэтому они заинтересованы в том, чтобы подобрать вам хороший препарат. И у них огромное количество опыта, потому что через них проходит большое количество людей. Они постоянно ездят на разные конференции, где разные фармкомпании им предлагают все более и более лучшие, выгодные варианты. Огромное бабло крутится через эту сферу, это понятно. Но и большая конкуренция в этой области тоже приводит к тому, что препараты постоянно улучшаются. Их существует огромнейшее количество групп. Например, при средней степени тяжести, как у нашего Ивана, ему как раз психиатр подобрал такой препарат как феварин. Это был препарат, который является ингибитором обратного захвата серотонина.

Для лечения средней степени тяжести и тяжелых подходят тоже разные антидепрессанты — вот например для тяжелой степени тяжести подходит трициклические антидепрессанты или, например, такой атипичный антидепрессант, как вортиоксетин. Он обладает прокогнитивным эффектом, то есть он улучшает мозговую деятельность и улучшает мышление, внимание, память и в разных дозировках он подходит и для лечения тяжелой депрессии, и для лечения средней степени тяжести и даже для лечения легкой депрессии. Но вот, например, Иван попробовал в вортиоксетин — он вообще не подошел, а феварин подошел. Поэтому вы сходите к психиатру платному, просто в гугле пишите “все частные психиатры” там, допустим, Киев или Москва или еще что-нибудь. Потом по отзывам в гугле выбираете самого лучшего, идете на один прием, платите там 300 гривен или 1000 рублей — а он вам сразу подбирает подходящий антидепрессант. Потом вы идете в аптеку, покупаете препарат, который подходит именно вам и пьете. Все! Вас никто ни в какую больницу не положит, никто ни на какой-нибудь учет не поставит, вы на 50 килограмм не поправитесь, импотенция у вас тоже не начнется — все будет очень-очень хорошо. Но только если вы сделаете именно вот так, как я вам сейчас посоветовала.

Далее, если вы вообще прям, в упор, не хотите к психиатру и ничего вам не нравится, вы никому в этом мире не доверяйте, есть еще у меня такая для вас информация. Для депрессии средней степени тяжести, но ни в коем случае не тяжелой, существует еще такой препарат как зверобой или экстракт зверобоя. Его эффективность является клинически доказаной в рандомизированных исследованиях при помощи мета-анализов и этот препарат переносится гораздо лучше и легче, чем синтетические антидепрессанты. У него меньше побочных эффектов и он переносится гораздо легче. И его результаты были отличные от плацебо — то есть людям давали ничего, пустышку или зверобой — вот зверобой помог, а ничего не помогло. И зверобой настолько же эффективный, как и обычные антидепрессанты. Таким образом, если у вас есть средней степени тяжести, но не тяжелая депрессия, то вы можете попробовать зверобой, ни к каким психиатрам не ходить. Но если он не поможет, то тогда все равно идите к психиатру, вас там не съедят. Зверобой, имеется ввиду не тот зверобой, которые можно купить в аптеке, как травку и заваривать его как чай, а тот экстракт зверобоя, который необходимо принимать по 900 миллиграмм в сутки и на iherb существует огромное количество позиций, среди которых вы можете выбрать именно ту фирму, марку которая вам больше понравится и пить. Эффект у приема всех антидепрессантов начинается примерно через 2-4 недели от момента начала приема. Принимать их необходимо регулярно и на протяжении длительного времени.

Итак, что же было дальше с нашим милым Иванушкой? Из 25% депрессии его уже вывели антидепрессанты, которые он как умный хороший парень сразу же начал пить, но дальше нам нужно было с ним уже делать психотерапию для того, чтобы полностью поменять всю его психику. И как же мы поступили? А поступили мы следующим образом: мы начали планировать деятельность, которая должна была его вывести из той глубокой глубокой ямы, в которой он находился. И для этого нам помогла такая процедура, как планирование деятельности.

Значит, первое — к чему вы должны себя приучить— это завести дневник настроения. На протяжении каждого дня рекомендую вам отслеживать свое настроение по шкале от -4 до +4, где 0 — это среднее, настроение -1/-2/-3 — плохое, по разным степеням. +1/+2/+3 еще может быть. Короче, вот идет у вас день и вы такой — сегодня у меня 0 короче настроение, а завтра такой — у меня сегодня вообще конечно настроение +2, оказывается. А потом 3 дня подряд у вас настроение -1, потом вообще -2, потом вообще -3. И для чего это нужно? Для того, чтобы вы могли отслеживать при помощи этой шкалы что вы делали. Потому что если вы сделали что-то — например, перенапряглись вчера или произошло какое-то негативное событие, то сегодня вам станет хуже. Или, например, если ваше настроение изо дня в день становится все только лучше или стоит в умеренном плюсе, или стоит хотя бы на 0, то что вы все делаете — правильно. Вы правильно рассчитали нагрузку, силу, вы правильно распланировали свою деятельность для того, чтобы выходить из депрессии. Ясно что становится лучше. Далее, второе — микро планирование. Рекомендую вам завести приложение или делать это в тетрадочке, в которой вы можете отслеживать свои ежедневные активности.

Самый первый слой, с чего мы начали с Иваном, это с того, чтобы он научился проявлять заботу о себе. В его списке ежедневных дел было такое: съедать 2 фрукта и 2 овоща, далее, почистить зубы, чтобы он не забывал это делать, вынести мусор и была еще легкая зарядка. И потом он еще туда добавил обучение программированию хотя бы на протяжении небольшого времени, чтобы каждый день учиться чему-нибудь новому. И в вашем списке дел для микропланирования, то есть того, что вы должны делать каждый день, должны быть, в первую очередь, какие-то приятные и полезные вещи и события, которые вам нужны для поддержания своего здоровья, это: гигиена, правильное питание, сон и легкая физическая активность. И вот, например, каждый день старайтесь добавлять какое-то маленькое дело и потом смотрите — если ваше настроение становится лучше значит все вы делаете хорошо. А если вдруг вы взяли на себя слишком много, с делом не справились и ваше настроение ухудшилось, оно упало — то это значит, что надо немножко отдохнуть, передохнуть. Потому что планирование деятельности вообще, в целом, оно выглядит уже начиная вот с этого момента, как такой подъем по ступенечкам и каждое новое дело — это будет подъем на новую ступеньку.

Что я бы вам порекомендовала делать в контексте планирования деятельности — это замечать те приятные события, которые уже происходят с вами сейчас. Потому что за счет того, что у вас в мышлении может быть большое количество депрессивных мыслей, вы можете сами не замечать того, что вам приносит радость, любовь, интерес. Для того, чтобы усилить контакт с этими приятными переживаниями и чувствами, вам нужно научиться обращать на них внимание тоже. Вот например, когда я общаюсь с депрессивными больным или с депрессивными, они говорят: «меня ничего не радует в жизни, мне ничего не нравится». А потом я слышу, что он говорит какую-то изящную шутку прикольную или рассказывает какую-то интересную историю про своего близкого человека. Я им говорю: «ну вот сейчас радуешься!». Он такой: «а? Да, серьёзно?». Поэтому вы можете делать упражнение, которое называется 10 благодарностей. Когда вы можете, например, просто в течение дня перечислять либо то, что вы сделали — уже будет понятно, что вы не ничтожество, ничто и не урод и на вас не надо ставить крест. И также вы можете вспоминать, что с вами произошло хорошего для того, чтобы это вас хотя бы чуть-чуть, немножечко, утешало и приободряло.

И дальше, уже для того, чтобы распланировать свою полезную деятельность, у вас должен быть как бы список дел, которые совершенствуют вашу жизнь. У меня про это будет отдельный плейлист «как стать счастливым без помощи психотерапевта», как гармонизировать свою жизнь. И этот список дел должен быть какой? Во-первых, чтобы у вас был баланс и гармония по всем 8 сферам жизни. И во-вторых, чтобы эти приятные дела, которые вы будете делать, чтобы они вам приносили и дофамин, и серотонин, и чтобы они вам приносили окситоцин, чтобы были задействованы и эндорфины, все гормоны, которые у нас отвечает за получение счастья, радости и удовольствия, любви, интереса — всего только самого позитивного.

Давайте расскажу, как мы в этом плане действовали с Иваном. Самое первое, что мы сделали — это подрехтовали сферу здоровья, потому что он все время был насквозь больной. На самом деле, у него еще была ипохондрия и социальная фобия. И после того, как у него появился более или менее умеренный режим сна, после того, как он начал более правильно питаться, чистить зубы, заботиться о себе — так же я еще заставила его начинать тратить деньги на свою одежду и заставила его ходить к парикмахеру получше и подороже, чтобы он его стриг. После того, как он начал носить ему подходящую, по погоде, одежду, еще он начал меньше болеть. Значит уже в сфера здоровья у него немножечко заполнилась.

Далее, мы с ним начали думать. А он говорит: вот, мне ничего в жизни не нравится, бла-бла-бла, я скоро умру, жизнь такая неинтересная, я просто полный неудачник, для меня не создано дел, которые приносили бы мне удовольствие. И он описывал, что депрессия – это как будто когда ты ешь что-то вкусное и ты мозгом понимаешь, что это что-то вкусное, но вот этого прочувствовать не можешь, ты просто не можешь получать удовольствие от жизни. И самое первое, что мы с ним сделали — это мы начали искать. Что же, ну что же, пожалуйста, Иван — что же в вашей жизни может быть для вас интересно? Ну, пожалуйста, давайте подумаем, придумаем и сделаем это. Ничего? Но вот смотрите, ну вот в 40 лет вы умрете от хронических болезней, никто вас потом не вспомнит. Что бы вы хотели успеть сделать до этого времени? «Ну не знаю, съездить в путешествие, иметь какой-то романтический опыт с девушкой хотя бы один раз, чтобы я понял что моя жизнь была прожита не зря. Почему это все попробовали, а я нет? Вот это я , наверно, хотел бы попробовать». Но что вам нравится, к чему у вас есть талант? Но не может же быть такого, чтобы ничего не было. Нууу, английский мне в принципе нравится, я чувствую, что у меня есть к нему талант. О, супер, тогда пойдите и начните учить английский в какую-нибудь группу. И он как раз хотел это сделать.

И он первое, что сделал — он начал ходить на английский. У него средний уровень английского и он выбрал себе какую-то школу и просто начал посещать группу. И, о чудо! Что же произошло в этой группе? Там его начали хвалить, там с ним начали как-то с интересом взаимодействовать, на него поглядывать, начали к нему хорошо относиться — и у него что-то получалось разговаривать. И потом они сошлись там с преподавательницей, они даже немножечко подружились в какой-то степени. Оказалось, что он очень-очень приятный, милый, интересный собеседник, его там принимают. И таким образом уже чуть-чуть у него заполнилась сфера хобби — английский — и сфера, ну не будем говорить друзей, ну скажем социальных контактов. И немножечко у него заполнилась сфера саморазвития.

Что произошло дальше? Поехал он в путешествие. Долго мы с ним планировали это путешествие. И планирование деятельности и замена мышления происходят во время лечения депрессии, одновременно, в связке друг с другом. Я не могу вам это рассказать одновременно, поэтому буду вам рассказывать последовательно. Пока он готовился к поездке в эту страну, в путешествие, у него, конечно, было огромное количество негативных мыслей: вот когда я туда приеду, там все будет очень плохо, я обгорю на солнце, еда будет невкусной и я отравлюсь, будет очень скучно, я не буду знать, что делать, все будет, короче говоря, отвратительно. И мы с ним рассматривали катастрофический сценарий, вот каждый раз, чтобы по этой ступенечке подняться и совершить решающий скачок. Мы с ним продумывали, как это будет плохо, как это будет трудно, как это будет тяжело для того, чтобы продумать все средства, которые помогут ему выйти из этой ситуации, даже если это будет так .То есть, например, что надо сделать, чтобы не обгореть? Взяли солнцезащитный крем. Потом если будет скучно — взяли книжку с собой. Если будет совсем совсем скучно, ну что — просто сидеть терпеть тогда. Но если отравится, то будет сидеть с поносом в номере. Короче, все продумали, он настроился, поехал. И когда он вернулся, оказалось, что поездка была прекрасная, на экскурсии он познакомился с какой-то девушкой, потом на следующий день столкнулся с ней в городе, потом они пошли вместе, пережили романтическое приключение. То есть антидепрессанты еще подействовали, плюс к этому негативное мышление стало уже немножечко поменьше и психотерапевт, значит, под зад подпинывает постоянно и говорит: я от вас не отвяжусь, пока вы не станете счастливым у меня. И вот он съездил, получил романтическое приключение — представьте, насколько сильно все это уже повысило его серотонин — его удовольствие, окситоцин — чувствую доверия, безопасной близости, дофамин — он достиг свою цель. То есть все у него уже стало чуть-чуть получше. Он понял, что в том, чтобы иметь девушку, есть какой-то кайф. Люди обращают на него внимание, относятся к нему хорошо.

Еще должна добавить, что сейчас вам рассказываю только когнитивно-поведенческую психотерапевтическую часть нашей работы, но на самом деле, она еще имела очень большую плотную психоаналитическую базу. Потому что все-таки самое первое, с чего я начала, это с того, чтобы установить доверительные, близкие, хорошие отношения с ним. Потому что он не мог вообще общаться и он все время так сформулировал мысли из-за того, что у него было большое чувство вины, он думал, что он все время будет не понятым, ему надо было оправдываться. И поэтому прежде, чем сформулировать предложение, например, даже в письменной форме, он так тщательно его продумывал, что вся его речь велась очень монотонно, механистически, полностью лишенная эмоций, такой очень формальной и и было совершенно невозможно нормально воспринимать, непосредственно. И она была неестественной.

И первое, что сделала — это сделала ему по этому поводу замечание и заставил его изменить это. Я ему сказала: говорить лучше все, пускай это будет некрасиво, что я вас неправильно пойму, пускай это будет плохо, пускай будут все петухи и перья во все стороны торчат, но сделайте это естественно. Говорить именно как вы думаете, именно то, как вы чувствуете. Вы меня отвергните? Нет, я вас не отвергну. Наоборот, в этом есть смысл, чтобы передать эмоции — дайте просто мне почувствовать близость с собой. И после того, как он начал говорить так, он и стал более живым и естественным. И соответственно, это уже облегчило его контакты, социальное взаимодействие с другими людьми.

Поэтому вывод — если вы хотите вылечить депрессию, вам не обязательно идти к психотерапевту — потому что любой человек при избавлении от любого заболевания или любой психологической проблемы, весь путь может проделать только сам, самостоятельно. Вам обязательно нужен в вашем окружении человек, который относился бы по отношении к вам с заинтересованностью, заботой и которому было бы не все равно. И сейчас, когда я встретилась с ним уже по прошествии времени, когда у него не было депрессии, спросила у него: что помогло больше всего, сильнее всего, в моем лечении? Он сказал: то, как вы относились ко мне. Это то, как я смог изменить сам свое отношение к себе благодаря вашему отношению ко мне, это как я начал по-другому оценивать себя, это как я по-другому начал оценивать отношения людей ко мне. Потому что он очень сильно боялся и депрессивные люди они всегда и не верят, что кто-то может протянуть эту руку помощи — что если мое отношение к нему будет хорошим, то оно будет неискренним. Но это противоречие было очень легко устранено, потому что я также его много критиковала. Я ему говорила: «не переживайте, если мне что-то в будет вас не нравиться — я вам об этом буду говорить точно также».

И именно это и не замедлило наступить после того, как он вернулся из отпуска. Потому что он был склонен к тому, чтобы уже удовольствоваться возникшим состоянием его жизни, когда ему стало чуть-чуть получше. Я ему сказала: «ну, хорошо что дальше делать будем?» — «ой, даже не знаю, ничего» — «давайте девушку искать» — «хмм, давайте». А как девушку искать? Для того, чтобы девушку искать, надо перейти на работу получше, вообще-то, и уже не зарабатывать копейки. И уже не сидеть на этой работе, на которую его мама устроила. И мы договорились с ним, что после того, как он вернется из отпуска, он будет переходить на новую работу.

Опять, переход на новую ступеньку сопровождается тем, что «навыков у меня очень мало, квалификация у меня очень низкая и никто меня ни на какую работу не возьмет. А если возьмут, то сразу же уволят, я останусь вообще без работы и без денег. Я буду постоянно болеть. И я не смогу адаптироваться в коллективе в новом». А ну и ещё надо же обязательно искать эти позиции, выполнять тестовые задания — он был программист. То опять, каждый раз, мы с ним разбирали катастрофический сценарий — что будет в том случае, если произойдет самый плохой вариант развития событий. И также это был один большой сплошной бихевиоральной эксперимент. То есть «я съезжу в путешествие, но оно будет ужасно» — и уже стоит минус. Или «меня никто не возьмет на работу» — записываем. Потом — хоп, его устроили, оказывается. Хорошо, он перешел на новую работу, он уже начал зарабатывать побольше денег.

Что же произошло дальше? Теперь надо знакомиться с девушками. Потому что сейчас, после того, как работу уже стала заполнена — а еще и отдохнул он хорошо, качественно — но видите, заполнено еще не на 100%. То самая провисающая сфера у нас осталась — это семья, полное отсутствие девушки и близких отношений, которые являются, конечно же, самым мощным ресурсом для излечения, исцеления любой психики. Для того, чтобы познакомиться с девушкой, что нам надо сделать? Подняться на следующую ступенечку. Надо где-то взять этих девушек, надо очень много тренироваться, ходить на всякие разные свидания. И опять же, каждый раз мы с ним думали — что нам для этого надо? Зарегистрироваться на тиндере. «но меня никто не свайпнет, меня никто не выберет!» — «а что надо для того, чтобы вас свайпнули?» — «нужны хорошие фотографии, но я не умею фотографироваться, у меня ненависть к себе, я себя ненавижу».

И тогда мы работали с ним по поводу его ненависти к себе, по поводу его отвращения к себе и мы посвятили несколько занятий на то, чтобы разобраться с его самооценкой. То есть мы оспаривали его негативные убеждения, представления о себе — это чуть позже буду рассказывать — и искали позитивные представления о себе. После того, как он стал ощущать себя чуть-чуть получше, ему надо было сделать новые фотографии я предложила ему заказать себе фотосессию. Но мы столкнулись с проблемой, что он не умеет фотографироваться, я учила его фотографироваться. Что надо представить себе, кто он, чем он отличается от других. И он сказал, что он ощущает себя исследователем, как каким-то ученым — и он придумал себе такой образ, в котором он провел эту фотосессию, у него получилось классные фотки, что уже повысило его шансы на то, что его свайпнули. Его свайпнули, он ходил на свидания — «но когда я приду на свидание, я не буду знать, что говорить, у меня ничего не получится».

В итоге он сходил даже на несколько успешных свиданий. Но тогда мы с ним еще столкнулись с такой проблемой, что он не умеет заниматься сексом. И у него в целом огромная проблема была – это отвращение к себе, после того, как у него было ожирение. И он не был способен к близкому телесному контакту, которого он стыдился, который вызвал у него страх, отвращение, в целом недоверчивость по отношению к людям. Поэтому нами было принято решение — и им в первую очередь — было принято решение о том ,что он будет получать сексуальную тренировку в процессе взаимоотношений с проституткой. Он выбрал себе очень клёвую продвинутую проститутку, которая собиралась учиться на психолога, кстати. Ходил, несколько раз они занимались сексом, он научился заниматься сексом. И после этого мы с ним делали еще очень много чего. На этот момент у него уже, по сути, не было депрессии, но мы с ним продолжили дополнять, обогащать его опыт успешных занятий и дел. То есть, по сути то, что мы с ним делали — это в головном мозге сформировали большое количество новых нейронных путей и сетей которые должны были отвечать за чувство удовольствия.

Он ездил к той девушке, с которой он пережил романтическое приключение, ездил в другой город. И тогда он говорил: «вот, если я уйду в отпуск, то меня уволят, если я поеду в этот другой город — то я там заболею обязательно, буду всю неделю болеть, все будет очень плохо, она меня отвергнет, у нас ничего не получится». Мы тоже готовились, продумывали катастрофический сценарий, надеялись на лучшее, но готовились к самому худшему. И в этот раз, кстати, даже худшее и произошло. И мы делали выводы, почему так получилось, кто кому не подошел, кто был прав, кто был виноват. Это вместе лечение заняло у нас 1,5 года.

Но вообще, когда я сейчас у него спросила, он сказал, что в целом на то, чтобы ему полностью вообще избавиться от депрессии, забыть о ней, ему потребовалось 3 года. И когда я это услышала, я просто ужаснулась. Потому что, блин, как я буду это рассказывать зрителям, ведь это же так долго. Но потом я подумала — блин, ну камон, почему это долго? Это не так уж и долго, если он перед этим 26 лет был в депрессии, то потом 3 года на излечение — это недолго. Но по мере того, как ты это делаешь, ты все время удаляешься, удаляешься от этого негативного опыта и твоя жизнь навсегда становится счастливее. Поэтому, если конечно у вас есть действительно цель полностью реорганизовать свою жизнь, то я не буду вас обманывать и говорить, что это будет супербыстро. Да, на каждом новом отдельно взятом этапе вам будет становиться легче, вам будет приятнее, но действительно, это долгий процесс. Например, я точно так же сама избавилась от своих психологических проблем, мне никакие психологи не помогли, хотя я к ним ходила. И у меня на это ушло еще гораздо больше времени, потому что у меня не было тех бесценных знаний, в такой концентрированной форме, мне приходилось их отбирать методом проб и ошибок, которые теперь зато есть у вас, потому что я вам их предоставляю абсолютно в бесплатном доступе.

И последнее, что мы с ним сделали, то что подрихтовало его жизнь уже окончательно — потом, на новой работе когда он уже стал очень квалифицированным сотрудником — а когда он перешел на новую работу, то очень боялся что его в коллективе не примут, он несколько дней ничего не ел при своих сотрудниках, потому что ему было стыдно, опять же, из-за этого опыта ожирения в детстве и буллинга. И мы с ним на сеансе ели вместе банан, чтобы при помощи психотерапевтической экспозиции, когда каленым железом выжигают и клин клином вышибают, короче, избавиться — по чуть-чуть позориться, наше любимое. И потом на этой новой работе он очень много работал, он очень много зарабатывал, его очень ценили, у него очень повысилось самоуважение — и у него возникло эмоциональное выгорание. И мы его еще учили заново еще больше отдыхать, еще больше оттачивать коммуникацию, взаимодействие с сотрудниками.

То есть, видите, мы по всему уже прошлись, по сути — по самооценке, по навыку коммуникации, по навыкам эмоциональной саморегуляции, по поводу всех этих тем уже у меня есть видео. И последнее, он еще не использовал ресурс взаимоотношений с друзьями на регулярной основе. Я заставила его еще раз в неделю ходить на всякие вечеринки, посиделки с друзьями, но он же убежден в том, что друзей у него нет, все относятся к нему очень плохо. И он думал, что те люди, с которыми он уже знаком, они его на самом деле терпеть не могут и негативно к нему относятся. Но потом, когда я его опять же заставила и несколько раз сходил, он понял, что он весело шутит, что его любят, что ему какие-то девушки руку на коленку кладут — и вообще все короче говоря не так плохо, как он предполагал.

Смотрите, это сейчас я вот вам рассказала, как мы с ним делали это планирование деятельности, то есть поднимались на каждую новую ступенечку для того, чтобы его жизнь становилась лучше. Но пока мы это делали, мы еще обязательно меняли его негативные мысли на адекватные, то есть на более объективно отражающей реальность. Это последний пункт, про которые я вам сейчас хотела бы рассказать.

Смотрите: в голове у человека с депрессией очень много депрессивных мыслей, это называется автоматические негативные мысли. И тут тоже такая ситуация — чем больше у вас нагрузка, чем больше у вас негативных событий, чем больше вы устали и чем меньше у вас приятных событий, тем у вас будет больше автоматических негативных мыслей. А если просто в вашей жизни произошло больше хорошего, вы отдохнули, то есть если вы правильно спланировали свою деятельность, то уже этих автоматических негативных мыслей будет меньше. Но все равно, их нельзя оставлять просто так или регулировать событиями — лучше всего их оспорить, опровергнуть, проверить их достоверность, объективность на соответствие реальности.

И все негативные мысли подразделяются как бы на 2 большие категории. Есть просто ситуационные автоматические негативные мысли, которые являются более поверхностными, такими они возникают в результате каких-либо ситуаций, когда нам что-то не нравится или очень тяжело, произошло что-то негативное в нашей жизни, автоматические негативные мысли. А есть в центре, в сердцевинке ядра нашей личности глубинные убеждения, которые как раз сформировались в результате вот этого негативного, драматического опыта. Это отражение того, что ты при рождении выбрал самый сложный уровень и тебя придавило немножко под их грузом и это именно глубинные сердцевинные и негативные мысли: о себе «я», о людях других и о мире в целом. Но не у всех депрессивных людей есть вот эта сердцевинка, они могут впасть просто в коротенькую легкую депрессию ситуационную. И достаточно будет, чтобы психотерапевт или какой-то другой человек или он сам оспорили только вот эти поверхностные негативные автоматические мысли. Но если оспорить только их, но оставить сердцевинку нетронутой, то депрессия потом опять вернется. Поэтому наш процесс когнитивной реструктуризации — когда мы меняли мышление с Иваном — был 2-х видов. Сначала мы убрали все автоматические негативные мысли, а потом мы еще анализировали серединку. И о том, как мы это сделали, я сейчас расскажу.

Первые негативные мысли постигли его после отпуска. Когда он вернулся домой, ему надо было немножечко еще поискать какие-то себе новые места для устройства на работу. И вот у него усилилась депрессия. Допустим, перед этим у него настроение было + 2, а стало, например, -2. И он заполнил табличку «ситуация — мысль — эмоция — поведение». И что же он записал в нее? Значит, ситуация — отпуск скоро закончится, я не нашел новую работу. И его автоматические негативные мысли: «я ничтожество, я не приспособлен к жизни, у меня ничего не получится, я не приобрел никаких новых навыков, я вернусь на старую работу и все будут считать меня неудачником». И мы и все эти мысли выписывали и на сеансе их оспаривали. Но поскольку про это есть отдельное видео, я вам сейчас не буду рассказывать, как мы оспаривали подробно эту мысль. Но в результате вот что у него получилось:

«Еще осталась часть отпуска — мы в основном приводили доводы «за» и доводы «против» этой мысли. Он сам искал доводы против этой мысли. И вот что у него получилось: еще осталась часть отпуска, когда можно возобновить поиски, а если не найду — ничего страшного, смогу пройти собеседование, устроиться прямо во время работы. Отпуск создан для того, чтобы отдыхать от работы. В тот отпуск я сделал много полезного для своего психического здоровья: впервые в жизни побывал в другой стране, общался с людьми из других стран, даже в первый раз жизнь испытал романтическое приключение. И то что я не приобрел никаких навыков — неправда. Я просто не увидел то, что приобрел. Что касается рабочих навыков — я и так много времени посвятил изучению новых технологий и уже являюсь неплохим специалистом. Никто не приходит на новую работу, обладая на 100% идеально совпадающими навыками — научусь».

И последняя — мысль что другие будут считать его неудачником. «и что, мне не должно быть дела до мнения престарелых людей, всю жизнь проработавших на низкооплачиваемой работе, пускай считают. Они перестанут так считать, когда я все же уволюсь, ведь я планирую это сделать. К тому же те, кто будут считать меня неудачником, уже и так меня им считают. И мое возвращение из отпуска на старую работу не изменит их мнения».

Таким образом получилось, что после того, как он уже изменил эти мысли и они стали менее негативными, уровень его депрессии уже из-за этого снизился. Но самое главное открытие для него, ключевое, было именно то, что в процессе того, как он заполнял эту табличку «ситуация-мысль-эмоция-действие» он понял, что у него есть большое количество автоматических негативных мыслей в голове, которые он не контролировал, о которых он не задумывался и количество которых он никак не мог регулировать. И вот что написал по этому поводу:

«Самым переломным моментом было осознание, что это 2 разные сущности — я и мои мысли, и что мысли могут появляться спонтанно, сами по себе, по определению внешних факторов или под влиянием предыдущего опыта, но эти мысли не являются абсолютной правдой, они вредят мне и тут — о,ужас! Оказалось что их можно оспаривать и не соглашаться с ними. Сейчас я пишу и мне кажется: как я мог этого не понимать? Ведь идея такая простая! Но для меня тогда это было взрывающим мозг открытием».

И действительно, вот эти вот сами по себе автоматические негативные мысли, ситуационные, их оспаривать достаточно легко. Самое главное — это просто понимать, что ваши негативные мысли — это отличные от вас объекты. Во-вторых, что они возникают под влиянием какой-то ситуации, что-то их просто спровоцировало и сейчас то, что вы думаете, что все плохо и вы сами плохой, и вы неудачник — это просто потому, что что-то вас перед этим расстроило. И дальше, что эти мысли можно выявить, что их можно оспорить и что тогда он станет повеселей. И что вообще эти мысли они пройдут. Точно также как мысль пришла в вашу голову, точно так же она может и уйти из вашей головы. Но очень важно именно оспаривать глубинные представления о себе. Потому что эти автоматические негативные мысли все равно ведут к тому, что «я неудачник, я хуже всех, у меня ничего не получится» и еще короче все-все-все самое ужасное про себя.

И вот мы с Иваном оспаривали главную, основную негативную мысль о себе – это «я хуже всех, я урод». То есть он еще не любил себя очень сильно внешне, считал себя физически не привлекательным. Мы оспаривали вот эту мысль и оспаривание этих глубинных мыслей уже немножко похоже на психоаналитическую часть, на психоанализ вообще. Потому что эти мысли, они всегда формируются у нас на основании какого-то реально произошедшего, предыдущего опыта. И для того, чтобы их оспорить, нам все равно нужно прибегнуть к помощи исторических фактов нашей биографии, которые произошли с нами и которые сделали нас нами. И вот как мы оспаривали эту мысль, я, например, урод — то есть я непривлекательный, я некрасивый — и эта мысль вызвала у него ненависть к себе, отвращение, вплоть до того, что ему было неприятно находиться в своем теле и ему вообще неприятно было думать, что он — это он. И мы подбирали с ним доводы «за». И вот какие он вспомнил. Естесвенно, что он оценивал свою внешность на 3 — мы прибегли к такому фашистскому методу, типа всех людей, от самых уродливых до самых красивых, поделили от 0 до 10. Он сказал что он свою внешность оценивает на 3, а мою он — это я запомнила, мою внешность он тогда оценил на 7, представляете? Я простила его только за то, что у него была депрессия, для нормального человека бы этот номер не прошёл со мной. Да, мою внешность оценил на 7, а я в то время свою внешность оценивала на 9, а его внешность я оценивала на 6. И вот какие же доводы за то, что он себя считает уродом.

У нас доводы как за, так и против, должны быть реально произошедшие факты. Это были факты из его прошлого, потому что раньше у него было ожирение, потому что раньше его подвергали буллингу, то есть считали его непривлекательным. Он вспомнил, что раньше у других детей он вызывал отвращение, потому что он не чистил зубы, например. Но какие есть доводы против? И вот тут я вынуждена была ему помочь, потому что никогда у него не было позитивных оценок о себе, ему никто никогда не говорил приятного. Потому что сейчас люди к нему же относятся хорошо, но у нас близость социального взаимодействия, его качество не достигает такой степени, что мы постоянно говорим друг другу там «ой, ты такой красивый», не говорим: «о у тебя красивый нос, у тебя красивые волосы, у тебя красивые запястья, у тебя красивое то-то-то-то-се». Мы так, можем это упомянуть, особенно если мы не знаем, что человека есть такая проблема. И поэтому сейчас, даже когда люди к нему относятся хорошо, они не могут дать ему четких, конкретных, позитивных представлений о себе. И в этом случае я была первым человеком, который рассказал ему о нем то, что что же он из себя представляет. Я ему рассказываю подробно, что у него очень густые, например, пшеничного цвета шикарные прекрасные волосы. Он их уродовал, ходил в самую-самую дешёвую парикмахерскую. После того, как он сходил в хорошую, нормальную парикмахерскую, его шевелюра стала еще приятнее. Потом он постоянно находил какие-то бугры на лице и я ему описала его кожу такой, какая она есть на самом деле. Мы взвесили и оценили объемы ужасности его носа, о боже. Я рассказала ему о том, почему является привлекательным то, что у него яркие губы, то, какого они цвета, то, что у него есть четкая линия подбородка. Короче говоря, это делала максимально подробно. Но то, как это вы сами можете сделать для себя, у меня описано в видео про самооценку и любовь к себе.

Таким образом, в процессе того как мы подвергали реинвентаризации эти его негативные мысли о себе, с ним произошел целый ряд важных событий. Во-первых, он отнес свой негативный опыт к прошлому времени, а не к настоящему. Он понял, что этот опыт вовсе не обязан повторяться, особенно если у него теперь будут другие представления о себе. Во-вторых, у него выработалась толерантность к этим негативным событиям и у него уже не было такого чувства подавляемого стыда перед ними, чувства вины или страха перед этими событиями, как были тогда и он смог их просто цельным естественным образом интегрировать в свою жизнь. Он перестал с ними бороться и он перестал отвращать их.

Дальше, негативные мысли о других людях. Например, это «люди меня не любят, они меня ненавидят». И здесь у нас, опять же, были как доводы за, так и доводы против. И довод «за» был, что в детстве к нему относились с пренебрежением, над ним смеялись, его не принимали в коллективе. И мы думали о том, почему так получилось. И мы выяснили, что, конечно же, он был не виноват в том, что он родился в этой семье, в том, что его так кормили, в том, что у него было ожирение — у него не было выбора абсолютно, любой ребенок, который попал бы на его место, выглядел бы точно так же, чувствовал себя точно так же. И из-за того, что ему запрещали злость, он не мог постоять за себя, как это мог бы сделать какой-нибудь ребенок алкоголика, которой все детство протренировался выражать агрессию просто, спокойно во дворе себе, легко. И также мы выяснили, что дети которые находятся в классе, всегда спонтанным образом предпочитают выстраивать какую-то иерархию для того, чтобы осуществить свою собственную социальную тренировку. И то, как ведут себя дети, оно во многом связано с тем, как этих детей учат вести себя родители в семье. И поэтому мы поняли, что нам просто не фартануло и то, что было тогда, вовсе не обязательно повторится сейчас. Потому что сейчас он умеет шутить, он умеет уже выражать злость, он уже умеет коммуницировать и так далее и тому подобное. Также мы привели те факты, когда люди его принимали, любили и ценили, когда относитесь к нему хорошо. Вот преподавательница английского, все остальные члены этой группы, те друзья, которые он думал что его отвращают. И мы поняли, что во многом это зависит от его собственного поведения, от его собственного настроя и от того, что он предполагает получить. Таким образом, нам удалось изменить с ним его глубинную эмоциональную схему.

Ну и 3-я группа негативных мыслей — это негативные мысли о будущем, негативные мысли о мире. Например, вот такие вот: «

Жизнь не имеет смысла, все равно делать ничего не имеет смысла, например, устраиваться на новую работу или искать девушку. Зачем это делать, когда все равно все люди несчастны? Даже те, которые кажутся счастливыми? И вообще любая жизнь не имеет смысла! Она всё равно закончится смертью. Я проживу не так уж долго».

И для того, чтобы ее оспорить, что мы делаем? Мы опять же приводим доводы за, приводим доводы против. И тут нам могут помочь уже другие вопросы. Например: какие преимущества и недостатки дает мне такой способ мышления? Конечно, такой способ мышления дает мне самое главное преимущество — это возможность ничего не делать, то есть довольствоваться статусом кво, потому что хотя бы маленькая синица в руке, она все равно лучше, чем журавль в небе. Потому что сейчас вроде уже не так плохо, и вот это бережет и экономит нам силы для того, чтобы не тратить их на то, чтобы подниматься на новую ступеньку. Задаем такой вопрос: «не рассматриваю ли я вопросы, на которые невозможно ответить?» будущее невозможно предсказать, каким оно будет, будет зависеть от наших действий. И не важно, даже если вы умрете в 40 лет от этих хронических заболеваний, то в любом случае, сейчас лучше поддержать более высокое качество жизни, потому что до 40 лет еще надо дожить. И все эти годы можно либо страдать, жить среди тараканов, питаться каким-то мусором практически, вместо того, чтобы самого себя чувствовать лучше, если ты чистенький, дома у тебя чисто, ты хорошо покушал и ты зарабатываешь денежки, которые ты можешь тратить хотя бы на поддержание своего здоровья или хотя бы на какие-то развлечения, чтобы пойти с друзьями куда-то. То есть там «не предъявляю ли я к себе более строгие требования, чем к другим? И не рассуждаю ли я в экстремальных категориях: все или ничего?» или «не рассматриваю ли я вопросы, на которые невозможно ответить?», «какие логические ошибки я допускаю?» все эти вопросы помогают нам для того, чтобы в наших рассуждениях о будущем получать какую-то определенную прививку толерантности вот этой вот экзистенциальной тоски, и грусти, и бессмысленности.

Да, может быть жизнь людей не имеет смысла — это не важно, я задаю себе вопросы, на которые невозможно ответить. Еще неизвестно, имеет эта жизнь смысл или не имеет смысла, я должен делать то, что я могу — а дальше будь что будет. Я принимаю на себя ответственность только за то, что я могу контролировать. А то, что я не могу контролировать, я не буду контролировать. И может быть, если я буду долго это делать — а в итоге это и произошло — то есть если я буду делать так, чтобы мой мозг будет наполняться новыми нейронными сетями, которые будут отвечать за удовольствие, то потом, в какой-то один момент, критический уровень счастья, который будет накоплен, приведет к тому, что может быть я подумаю, что жизнь имеет смысл? Может быть я принесу какую-то пользу людям, может быть я разрешу Жене снять про себя в видео и тогда я почувствую себя осмысленным. В плане с деньгами мы придумали, что когда он будет зарабатывать больше денег, он сможет тратить их на благотворительность и хотя бы тогда его жизнь будет иметь смысл. То есть мы нашли все равно что-то, что может повысить уровень удовольствия, самоуважения.

Итог. В нашем с Иваном случае, даже верблюд смог пройти сквозь игольное ушко. Мы устраняли с ним генетическую предрасположенность к депрессии при помощи приема феварина — антидепрессанта. Далее мы планировали его деятельность таким образом, чтобы он стал крепко и уверенно счастливым. Мы меняли его мышление и глубинную негативную схему, негативную триаду мыслей о себе, о людях и о мире в целом — и автоматические негативные мысли, которые возникали ситуационно, при помощи метода когнитивной реструктуризации, катастрофического сценария и бихевиорального эксперимента. Также он делал медитацию для устранения физических симптомов депрессии. То есть мы с ним устранили все группы симптомы депрессии: мыслительные, физические и поведенческие, еще генетические факторы.

Да, это долго. Это долго, это невероятно трудно. Но вот эта ситуация, когда ты выбрал при рождении самый сложный уровень и ты победил.

И в последнее время я много рассуждаю о том, что я делаю, кому что я пытаюсь донести, как и что рассказать. Потому что первоначально у меня был немножко, чуть-чуть, другой замысел. Я хотела просто проинформировать людей. Сейчас я понимаю, что это совсем другая вещь. Я уже говорила сегодня об этом. У каждого человека в силу неблагоприятных факторов среды: родители-алкоголики, домашнее насилие, бедность, социальные всякие факторы, травмы, которые происходят у каждого человека, в результате его генетической предрасположенности формируется его собственная психопатология, с которым он должен бороться всю свою жизнь. Он не может быть счастливым, потому что у него нет психического здоровья. Это психическое здоровье он должен еще сам себе выковать, он должен его себе построить, он должен его достичь при помощи своих действий. И не только люди, которые находятся в депрессии, страдают. Страдают многие люди: кто-то всю жизнь борется со своим гневом, кто-то всю жизнь токсичные тираны, кто-то всю жизнь борется со своей нестабильностью — люди с пограничным расстройством личности. Кто-то всю жизнь борется со своей тревожностью, кто-то всю жизнь борется со своей чрезмерной любовью, со своей созависимостью. Кто-то всю жизнь борется со своей зависимостью. А кто-то борется не всю жизнь, кто-то борется лет 5-7, кто-то борется 3 года, а потом он забывает о том, что у него это было.

Этот путь похож на то, что, например, надо переплыть реку. Или ты начинаешь свой путь, тебя выбросило из корабля в эту жизнь и ты плывешь-плывешь. Потом появляется дно под ногами, потом ты уже дошел до берега, ты уже стоишь на берегу, все. И дальше, с этого момента, твоя жизнь становится все только счастливее, она становится все только лучше. И это возможно достичь. И теперь я занимаюсь тем, что я рассказываю вам о том, потому что я сама смогла это сделать. Не в процессе своей психотерапевтической работы, когда я помогала этому один на один, а сразу всем людям рассказать самое важное. Потому что я смогла сама это сделала с собой: победить свою ненависть к себе, свою заниженную самооценку, решить целый ряд вопросов. Я хочу сказать что каждый человек может это сделать сам, абсолютно сам. И каждый человек может только пройти весь этот путь сам. И что ему для этого нужно? Знание о том, как это сделать и человек, который будет относиться к нему созидательным образом.

Еще и вам хочу сказать, что это видео мне было снять очень-очень тяжело. Я мучилась и страдала где-то на протяжении 3 недель, я пыталась свести сложнейший информацию из разных кусков, сделать так, чтобы это было просто, чтобы это было интересно, чтобы это было понятно, чтобы это было эффективно.

1 комментарий

  1. Валентина

    30th Авг 2019 - 15:58

    Здравствуйте,Евгения.Вы прелесть во всех отношениях.(в смысле ума,обаяния,интеллекта)мне скоро 60.Большую половину жизни мучаюсь от непонятной болезни,сейчас после просмотра Ваших видео,думаю,что у меня невроз.Прослушала и прочитала о ВсД и психических атаках у Андрея Курпатова и др.Но не могла себе помочь по их методике.После Ваших лекций многое прояснилось,хотя я и раньше догадывалась,что у меня от мамы завышенные требования к себе,от этого глубинное( по вашей формулировке)Чувство вины.Надо следить за своими эмоциями (как вы советуете,попробую)При отсутствии защиты папы,они развелись,я его не помню.Моим воспитанием занималась бабушка.Навесила на меня свои проблемы со здоровьем(жаловалась мне ещё маленькой на своё здоровье)своими страхами активно делилась.И пр,пр.Много лет читаю книги Лууле Виилма.Но она только кратко описала Неврастению,депрессию,о расстройстве вегетативной нервной системы.Она не углублялась,видимо работала с другими пациентами.Да и подходит к причинам болезней глубже.Из прошлых жизней.В существовании которых я уверена ( с её подачи).Тогда многое встаёт на свои места.Но в обществе пока не принято вести рассуждения о существовании души и духа.Сразу сочтут неадекватной (это я о публичном вещании)Но для понимания смысла жизни рекомендую прочесть её книги.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обо мне

Врач-психиатр и психолог-психоаналитик Евгения Стрелецкая делится знаниями из области психоанализа, психиатрии, когнитивно-поведенческой психотерапии, которые вы можете применять на практике для того, чтобы улучшить свою жизнь, отношения с близкими, и решить свои психологические проблемы.

Связаться

×